archnadzor (archnadzor) wrote,
archnadzor
archnadzor

Что я мог сделать один



Во времена хрущевской оттепели, такие далекие, что многих нынешних взрослых еще не было на свете, популярностью пользовались театральные капустники. Одна из таких постановок прославила студенческий театр МГУ «Наш дом», вскоре закрытый властями.

На сцену выбегал человек и испуганно шептал, глядя в зал: «Ну, что я мог сделать один…». Появлялся другой: «Ну, что я мог сделать один?!» Третий. Четвертый. И наконец сцена заполнялась людьми. Выстроившись в колонну, они бодро маршировали, скандируя: «Ну! Что! Я! Мог! Сде-лать! О-дин!»

Действительно, что они могли сделать? Сделать спектакль, прийти его смотреть, запомнить и рассказать о нем. Так формируются капли, которые точат камень.

Прошло двадцать лет, и Россия радикально обновилась. Добавьте к этому еще двадцать лет, и вот оно – наше время.

Ну, что ты можешь сделать один?



29 июля, центр столицы в нескольких кварталах от разрушенной усадьбы Алексеевых на улице Бахрушина. Жара уверенно стремится к сорокаградусной отметке. Утренняя голубая дымка ест глаза гарью далеких пожаров. С девяти утра до полудня мы проводим одиночное пикетирование здания Комитета по культурному наследию Москвы. На шею –хомут, на хомуте кусок картона вроде увеличенного рекламного объявления с отрывными купонами: «Москомнаследие. Согласуем сносы». В руки – пачку листовок, и пошел. Товарищи ожидают тебя в отдалении. Смена придет. А пока ты не зевай, крутись, обращайся к прохожим, предлагай им взять из твоих рук листовку. Каждый пятый, примерно, берет. Одни принимают бумажку устало, не глядя, как привычный рекламный мусор. Может быть, вчитаются… Другие начинают светиться глазами, увидев логотип «Архнадзора». Наши люди. Берите! Третьи ловят плакат острым взором, на мгновение замедляют шаг и, что-то решив для себя, протягивают руку. Спасибо, люди. Читайте, думайте. Это ваш город.

Между тем, в прекрасном ампирном здании за спиной изрядный переполох. Выбегает взволнованная девушка: «Вы не имеете права распространять наш телефон!!!»- «Почему не имеем? Он же вывешен у вас на сайте».

Из подворотни возникает сотрудник ЧОПа: «Уходите. Скоро приедет начальство, и будет очень плохо» - «Кому плохо?» - Не дает ответа.



А вот и машина ППС подъехала. Проверка документов у пикетчика. Документы в порядке, никаких нарушений общественного порядка также не наблюдается. «Уберите плакат и уходите, а то задержим». - «Почему?» - «К нам поступил звонок. С какой целью вы здесь стоите?» - «Выражаю недоверие органу охраны памятников». – «А почему здесь?» - «Потому что орган охраны памятников - здесь». После совещания в машине милиция принимает решение выставить пост рядом с местом пикетирования. Теперь они стоят вместе – пикетчик и милиционер. Пикетчик раздает свои листовки, страж порядка скучает в тени. Тем временем солнце все выше, и срок акции подходит к концу. Обещанное начальство Москомнаследия так и не появляется, да и не его мы ждали. Встреча с теми, кто был нам нужен, состоялась. Двести листовок с лозунгом «Отстоим историческую Москву!» и красноречивыми иллюстрациями отданы в хорошие руки. Еще двести человек узнали правду о гибели усадьбы Алексеевых.

Кое-что ты все-таки можешь сделать один.

Текст и фотографии Натальи Самовер
Tags: Акции АН, Бахрушина 11, Москомнаследия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments