archnadzor (archnadzor) wrote,
archnadzor
archnadzor

Марафон спринтеров

Наталья Самовер

В минувший четверг, 5 августа в Замоскворецком районном суде стартовал первый из серии судебных процессов, спровоцированных сносом усадьбы Алексеевых на улице Бахрушина.



Истцы – координаторы «Архнадзора» Юлия Мезенцева и Наталия Румянцева – подали свое заявление в суд 21 июля, когда на территории усадьбы только-только заработал первый отбойный молоток. Они просили суд обязать ответчика – Москомнаследие – выдать предписание на приостановку работ по сносу строений на территории усадьбы Алексеевых по адресу: ул. Бахрушина, д. 11 стр. 1, 2, д. 11/48 стр. 1, 2 и 4, в отношении которых были поданы заявки об обнаружении объектов, обладающих признаками объектов культурного наследия.

Напомним, что пункт 2 статьи 36 Федерального Закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» гласит: «В случае обнаружения на территории, подлежащей хозяйственному освоению, объектов, обладающих признаками объекта культурного наследия (...), в проекты проведения землеустроительных, земляных, строительных, мелиоративных, хозяйственных и иных работ должны быть внесены разделы об обеспечении сохранности обнаруженных объектов до включения данных объектов в реестр в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, а действие положений землеустроительной, градостроительной и проектной документации, градостроительных регламентов на данной территории приостанавливается до внесения соответствующих изменений». А пункт 2 статьи 37 того же закона уточняет, что работы, проведение которых может ухудшить состояние заявленного объекта, нарушить его целостность и сохранность, должны быть немедленно приостановлены заказчиком и исполнителем работ после получения письменного предписания органа, уполномоченного в области охраны объектов культурного наследия.

Два заявления об обнаружении объектов, обладающих признаками объектов культурного наследия, были поданы истцами еще 12 июля, однако никаких предписанных законом действий со стороны органа охраны памятников не последовало. Пока Москомнаследия игнорировало заявки (а вернее, как позднее выяснилось, пыталось придумать благовидный предлог для того, чтобы отклонить их без рассмотрения), организация-заказчик ООО «Гарант-Строй» беспрепятственно приступило к сносу усадьбы на основании ранее выданного ОАТИ ордера № 10011499 от 9 июля 2010 г.

Замоскворецкий районный суд расположен в новом, современном здании в сотне метров от места событий, так что характерный лязг и грохот разрушения отчетливо доносился до кабинета председателя суда и судьи, которой предстояло рассмотреть это дело.

Координаторы «Архнадзора» умоляли суд поскорее принять иск к производству. Суд задумался, не отвечая ни «да», ни «нет».



Между тем истцы, видя, что процесс сноса вступает в терминальную фазу, дополнили свои исковые требования. Теперь они просили суд не только обязать ответчика, в соответствии с законом, выдать предписание на приостановку работ, но и признать незаконным его бездействие, влекущее за собой физическую утрату заявленных объектов.

Дело было принято к производству только 27 июля. В тот же день суд рассмотрел ходатайство о принятии обеспечительных мер – о приостановке действия разрешительной документации на снос. В удовлетворении ходатайство было отказано, «поскольку заявителями не представлено доказательств, подтверждающих, что в случае непринятия указанных обеспечительных мер исполнение решения суда будет затруднено или невозможно в случае удовлетворения заявленных требований». Конечно, Гражданский процессуальный кодекс не предписывает судьям прислушиваться к звукам отбойного молотка на соседней улице, выглядывать в окно и таким образом проверять достоверность указанного в ходатайстве. Удивительно то недоверие, с которым суд отнесся к представленным истцами документам; ни имеющийся в материалах дела ордер ОАТИ, ни разрешение Москомнаследия на производство работ по сносу, выданное еще до поступления заявок, не показались ему достаточным доказательством возможности физической утраты усадьбы.

Абсурд? Это как посмотреть. В общем-то судью Людмилу Лобову можно понять. Признает она в итоге бездействие Москомнаследия незаконным или не признает,– какое отношение к этому имеет физическое существование усадьбы Алексеевых? А что касается требования обязать ответчика выдать предписание на остановку работ, то что-то говорило судье, что это требование рассматривать ей не придется, и звуки, доносящиеся из-за окна, весьма способствовали ее проницательности.

В общем, судья решила, со своей стороны, сносу не препятствовать.

И усадьбы Алексеевых не стало.


Досудебная подготовка, то есть предварительная встреча судьи со сторонами, предшествующая рассмотрению иска по существу, была назначена на 5 августа. Утром, когда мы шли к зданию суда, пара экскаваторов на углу улицы Бахрушина и Большого Татарского переулка споро нагружала битым кирпичом подъезжающие один за другим самосвалы. Застройщик спешил стереть с лица земли последнее, что могло напоминать о существовании на этом месте старинной московской усадьбы.

Смысл похода истцов в суд 5 августа свелся к тому, что они были проинформированы о передаче дела другому судье и о назначении следующего заседания на 8 сентября.

Торопиться больше некуда.



P.S. Мы вступили на длинный и тернистый путь правосудия с ясным сознанием того, какие трудности нас ожидают. Многие говорят сейчас: «Судиться со структурами Правительства Москвы в московских судах бесполезно». Нет, это не так. Судиться никогда не бесполезно. Во-первых, многоступенчатая судебная система рано или поздно выводит упорного гражданина из зоны всевластия столичного правительства. И во-вторых, только снова и снова ставя государственные органы лицом к лицу с законом, можно отстоять честь и достоинство закона как такового – единственной надежды и опоры гражданина в борьбе с государством, забывающим в пароксизме любви к инвестору свою высшую обязанность – блюсти общественное благо.

Судьба усадьбы Алексеева – частный случай, проявление более общей проблемы. Эта проблема – циничное манипулирование законом со стороны органов, уполномоченных этот закон применять.

Мы будем выносить эту проблему в суд снова и снова - столько раз, сколько будет нужно для того, чтобы корявая машина, построенная на сцеплении лжи и уверток, наконец рассыпалась, не выдержав испытаний логикой и гласностью.

Добиваться возвращения ситуации с охраной культурного наследия в Москве в русло законности – наш гражданский долг. Мы будем его исполнять.

Tags: Бахрушина 11, Москомнаследия, суд
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments