archnadzor (archnadzor) wrote,
archnadzor
archnadzor

Category:

Москву нельзя узнать

Рустам Рахматуллин

Опубликовано в "Известиях"


 

Культурное наследие Москвы за последние двадцать лет не стало ближе и понятнее наследникам. Пресловутые 8,5 тысячи памятников культуры, которые "охраняются государством", - это целая наука, которая никак не вмещается в сознание и память москвича. И в этом ее, Москвы, драма. Драма столичности. Драма царского, патриаршего, аристократического города. Москва невместима даже для москвоведа, потому что есть пределы памяти. Секрет нашей науки: Москву нельзя узнать, ее можно только узнавать.

Сто лет назад замечательный историк Иван Егорович Забелин предложил коллегам план писательских работ по москвоведению. План до сих пор недовыполнен, а впору составлять новый.

Шесть из восьми с половиной тысяч памятников - это здания, но книжная серия "Биография московского дома" умерла в 1990-е годы, не достигнув 100 названий.

А сколько новых серий не основано! "Москва большого стиля", например: узорочная и барочная, раннеклассическая и палладианская... Это не только о наличниках, это о человеке: барочном, классицистическом, романтическом... Или серия "Фамилии Москвы". Голицыны, к примеру, или Долгоруковы - это по двадцать существующих домов на каждый род. Нет книги о геральдике Москвы, а ведь в натуре сохранились три десятка фамильных гербов. Не расшифрована фасадная скульптура - античные, библейские и остальные барельефы. Нет книги интерьеров...

Сейчас в Петербурге начата серия "Петровские памятники России". Помогая коллегам с московским томом, я обнаружил очевидное: Москва - самый петровский город. Взять гражданскую архитектуру, адреса "птенцов гнезда Петрова". В Петербурге есть дворец Меншикова и палаты Кикина. В Москве - дворец Лефорта и того же Меншикова, палаты Лопухиных, Нарышкиных и Милославских (по нескольку на каждую фамилию), Украинцева, Троекурова и Шакловитого, Никиты Зотова и Саввы Рагузинского, пастора Глюка, старшего и младшего Голицыных, Шафирова, Толстого - и многих других, не говоря о легендарных палатах Мазепы, Брюса, Анны Монс. Палаты есть, а книги нет. Как нет аналогичной книги о Москве "екатерининских орлов" или героев 1812 года.

Нет краеведческой книги о Москве в 1812 году. Зато бытует убеждение, что город в том году сгорел. Откуда же десятки зданий XVI, сотни - XVII и тысячи -XVIII века, причем на территориях, показанных сгоревшими? Между научным и массовым представлениями о городе - пропасть.

Передовым жанром москвоведения всегда была история улиц. Но современное знание, основанное на поквартальных исследованиях, с трудом перетекает в книги. А сами поквартальные исследования - бюджетная работа специальных институтов - в наступившем году заморожены правительством Москвы.

На резонный вопрос, есть ли у Москвы москвоведы, следует ответ "да". Они пишут, читают лекции, водят экскурсии и, даже уходя в градозащитники, стараются не оставлять свою науку. Нас много, но Москвы намного больше. И в этом ее драма.

Tags: пресса
Subscribe

  • «Моя Родина»

    Анастасия Коровина Вряд ли у москвичей сохранились теплые воспоминания об автовокзале на Щелковской. Место суетное, тьма приезжих, баулы,…

  • «Названия московских мест для моего привычны слуха»

    Ирина Чичкина С чего начинается малая родина? Для многих – с названий родного города, улицы, переулка. Ведь имя места, или топоним, несет…

  • Мемориум

    Из воспоминаний Николая Загрязкина-младшего о доме в Кадашах На наши выступления в защиту дома в 3-м Кадашёвском переулке, 3 откликнулась семья…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments